+7 (978) 889-10-56    +7 (869) 277-71-34

+35

О музее

История подземного канала и завода по ремонту подводных лодок

Сразу после окончания Второй мировой войны США приступили к разработке плана атомной бомбардировки основных советских военно-стратегических объектов и крупнейших городов Советского Союза. Первыми в списке ядерного нападения значились: Москва, Ленинград, Горький, Куйбышев, Свердловск, Новосибирск, Омск, Саратов, Казань, Баку, Ташкент, Челябинск, Нижний Тагил, Магнитогорск, Пермь, Тбилиси, Новокузнецк, Грозный, Иркутск, Ярославль.
В последующем планы нанесения ядерного удара по основным военным объектам и городам СССР регулярно корректировались. На смену планам «Меморандум № 7» и «Директива № 20/4» — 1948 г., пришли: «Браво», «Ромео», «Дельта» — 1950 г., затем был разработан план «Соляриум» — 1953 г., «Дропшот» — 1957 г., «Директива № 59» — 1980 г. и «Директива № 32» — 1982 г. Несмотря на разнообразие планов и стратегию начала войны, все эти планы объединяло одно — первоочередное уничтожение на территории СССР сначала 20 объектов, затем 118, и последовательно 299, 3 261, 8 400 до 40 000. Соответственно назначались и переносились сроки военного нападения на СССР (01.04.49 г., 01.01.50 г., 01.01.57 г. и др.).
825 5К примеру, в соответствии с планом «Директива № 59» в случае начала новой мировой войны, предусматривалось с американской подводной лодки базирующейся под островом Крит в Средиземном море нанести ракетный удар по объектам расположенным на территории южной части СССР. Из общего ракетного залпа минимум три баллистические ракеты с системой кассетных боеголовок нацеливались на Главную базу ЧФ – Севастополь, где были сосредоточены 70 % запасов флота и базировались 90 % ракетных надводных кораблей ЧФ.
Одной и целей в Севастополе являлся основанный в 1971 году радиолокационный узел ПВО СССР на полуострове Херсонесский, предназначенный для обнаружения старта баллистических ракет на дальности до 4 тыс. км. Круглосуточное дежурство за воздушным пространством в секторе от Ирака до Венгрии, а по длине до Египта и Италии осуществляет специальный боевой расчет, который за сутки отслеживал до 7 тыс. целей.

Основными целями первого ядерного удара на территории Севастополя были:
Полуостров Херсонес: система ПРО СССР, 810 Бр МП, Рыбпорт.
Балаклава: ПЛ 153 БрПЛ, ядерный арсенал -820 РТБ, 825 ГТС, 141 ЦНИИ, Полигон. Южная бухта: ПКП, ЗКП, 30 ДИНК и 155 БрПЛ, УО ЧФ УВФ ЧФ, СРЗ.
Белокаменск (Инкерман): 17 арсенал, 688 БЖТ, торпедный арсенал, ИР-100, подземная электростанция и 6 ж/д тоннелей.
Верхнесадовое: ЗКП ЧФ, ЗКП авиации ЧФ
Аэродромы: ПВО «Бельбек» и ЧФ «Кача»
Долина Кара-Коба: Ракетный арсенал ЧФ.
Появление на мировой арене ядерного оружия поставило задачу укрытия под землей не только личного состава гарнизона и населения городов, но и перемещение в подземное пространство, основных производственных фондов заводов, предприятий, укрытия в них запасов продовольствия, сырья, воды и энергоисточников и др.
Исключительно значение для строительства подземного Севастополя имели «Постановление Совета Министров СССР от 11.06.1952 года № 2716-1013 по укрытию населения и важнейших объектов города Севастополя» и директивы начальника Морского Генерального штаба № 1/13029сс от 3.01.1953 года.
Учитывая пересеченный рельеф местности, наличие закрытых удобных бухт, важность Севастополя, как главной базы Черноморского флота, Совет Министров СССР в 1952 году принял Постановление № 2716-1013, в соответствие с которым целому ряду министерств и ведомств СССР надлежало построить в 1953-1960 годах целый ряд подземных сооружений.
Всего на строительство укрытий для населения города и важнейших объектов Совет Министров СССР в 1953-1960 годах выделил капиталовложений на сумму 332 млн. руб.
В целях совершенствования боевой готовности Черноморского флота, повышения живучести и устойчивости военных объектов началось строительство подземных сооружений в соответствии с Директивой начальника Морского Генерального штаба № 1/13029 сс от 3.01.1953 года и Оперативно-тактического задания на реконструкцию и развитие Главной базы Черноморского флота. В 1954 году под руководством Командующего ЧФ адмирала Горшкова С.Г. на Черноморском флоте была завершена разработка «Зональной схемы Главной базы ЧФ – Севастополь». В этом плане Балаклавской бухте узкой и закрытой от ветров удаленной от Севастополя на 17 км, уделялось особое значение.
Балаклава соответствовала всем военно-стратегическим и гидрологическим требованиям строительства крупного подземного комплекса. Толща скального грунта над сооружением обеспечивала защиту при нанесении ядерного авиационно-бомбового удара. Выбор места соответствовал необходимому условию маскировки – вход в Балаклавскую бухту практически не виден с моря, да и сам город скрыт горным рельефом. Западный берег бухты имеет необходимые удобные подъездные пути.
Именно в Балаклавской бухте началось экспериментальное строительство первого в СССР комплекса подземных сооружений для укрытия и ремонта подводных лодок, подготовки и хранения торпедного оружия, ядерных боеприпасов, топлива и укрытия личного состава. В начале 1954 года Советом Министров СССР был утвержден, разработанный Ленинградским государственным проектным институтом «Гранит», проект подземного сооружения. Для ведения работ был сформирован специальный горно-строительный отряд Черноморского флота. С февраля 1956 года по личному распоряжению Хрущева к нему присоединились метростроевцы из Москвы, Харькова и Абакана, имеющие опыт горнопроходческих работ на Кавказе. На их базе в 1956 году в Севастополе было создано специализированное строительное управление СУ № 528.
В соответствии с проектом противоатомный подземный комплекс состоял из нескольких автономных объектов: укрытие для подводных лодок и экипажей, специальный цех судоремонтного завода с сухим доком, минно-торпедная часть, предназначенная для приготовления и проверки торпед, ремонтно-техническая база для хранения и подготовки к эксплуатации ядерных боеприпасов и топливное хранилище, емкостью 9,5 тысяч тонн. Кстати, первыми кто осваивал западный берег Балаклавской бухты, были англичане. Во время Крымской войны 1853-1856 гг., весной 1854 года устроитель английской железной дороги сэр Мортон Пето и его коллеги набрали команду рабочих, включая большую группу хорватов — гигантов, известных как «Navvies». Именно они и построили первый причал на западном берегу Балаклавской бухты и проложили к нему железнодорожную колею. В короткие сроки рабочие срыли несколько сот кубов скального грунта и устроили стометровый причал, дав ему экзотическое название «Алмазный». Действительно, плотность мраморовидных пород крутого западного берега бухты англичане сравнивали с плотностью алмаза.
Спустя сто лет уже советские рабочие круглосуточно, пятью забоями, буровзрывным методом продолжили освоение западного берега Балаклавской бухты. В скальном грунте бурились шурфы — узкие технические выработки, в них закладывался взрывчатый заряд. После очередного подрыва проходчики метр за метром врезались внутрь горы Таврос. Грунт вывозили, и внутри образовавшегося подземного пространства возводили деревянную опалубку, пространство между которой и скальной породой, забивали бетоном марки «М 400». Вплоть до 1956 года бетон подавался вручную, лопатами. Затем его стали закачивать в форму сжатым воздухом.
Объем скальной выработки составлял 200 тысяч кубометров. Таким способом в скальной толще западного берега бухты был сооружен глубоководный 600 метровый канал и 100 метровый сухой док, в который могла войти подводная лодка. Объект получил название 825 ГТС, он строился в противоатомном отношении I категории устойчивости. Толщина стен составляет от 1 м. до 5 м. железобетонной обделки. Глубина залегания комплекса, к окончанию его возведения, относительно наивысшей точки горы, составила 126 метров. Степень прочности позволяла выдержать прямое попадание ядерного заряда мощностью до 100 килотонн, то есть в 5-7 раз мощнее бомбы, сброшенной на Хиросиму. Вся инфраструктура подземного завода позволяла полностью изолировать ПЛ от внешнего мира с перекрытием подводных шлюзов, а также укрывать в штольнях при ядерной атаке до тысячи человек. Завод строился поэтапно. По окончании строительства вся документация была изъята органами госбезопасности.
С 1957 года Балаклава потеряла статус города и стала районом г. Севастополя и не просто районом, а закрытым для свободного въезда, который осуществлялся по специальному разрешению.
Строительство завода завершилось в 1961 году. С этого года подземный завод по ремонту подводных лодок стал отдельной воинской единицей, а с 1969 г. стал именоваться спеццех завода «Металлист». Сам судоремонтный завод № 331 «Металлист» находился в конце Балаклавской бухты.
Для маскировки входа в сооружение с воздуха был построен железобетонный навес, на котором были установлены муляжи домов и деревьев, а со стороны моря вход в канал и выход из него были закрыты батопортами и маскировочной сетью, имеющей окраску под цвет окружающих скал.
Со стороны Балаклавской бухты вход в водный канал перекрывает понтонный мост. При заходе подводной лодки в канал: (что в целях соблюдения секретности происходило только в темное время суток), понтоны (стальные резервуары) осушались от воды с помощью насосов, мост поднимался на полметра и отводился в сторону специальным механизмом — шпилем. Подводная лодка в надводном положении: под электромоторами входила в канал, после чего понтонный мост возвращался на свое место.
Вход водного канала в подземное сооружение защищал батопорт — большой морской затвор. Это массивный металлический короб, высотой 14, шириной 6 и длиной 18 метров. Для прочности он состоит из отдельных секций и весит 150 тонн. Сейчас затвор находится в открытом положении — задвинут почти на всю длину в специальную нишу.
При выходе из канала был сооружен второй батопорт, но другой конструкции. Он состоял из железобетонных наборных плит, эти плиты с помощью кран балки ставились друг на друга и закрывали выход из канала.
Канал, по которому проходили лодки в ремонтную часть, пронизывает всю гору Таврос насквозь, а выход из канала находится напротив выхода из Балаклавской бухты. Общая длина морского канала составляла 605 м., глубина 8 м., ширина от 10 до 24 м. Вход на завод закрывался маскировочной сетью, искусно подобранной под окружающий горный ландшафт.
Минно-торпедная часть (МТЧ) предназначалась для подготовки и проверки торпед и боезапаса для подводных лодок. На рабочих участках МТЧ проверяли электрические схемы мин и торпед, аппаратуру самонаведения. Каждую торпеду проверяли на герметичность в специальном бассейне-кессоне с подсветкой дна. Разгерметизацию торпеды определяли по пузырькам воздуха.
Подготовленные и проверенные торпеды принимались подводниками и доставлялись в склад готовых торпед на территорию арсенальной части комплекса. До преддоковой площадки параллельно каналу шла подходная транспортная потерна. Протяженность потерны составляла 296 метров, ширина 3,5 метра, высота 4 метра. Под бетонным покрытием потерны были проложены коммуникации необходимые для обеспечения жизнедеятельности объекта. Коридор имел закругление определенного радиуса, предусмотренное для гашения ударной взрывной волны.
На преддоковой площадке располагались: большой расточной станок длиною фундамента 15 м, предназначенный для расточки сальников гребного вала подводной лодки, стоянка электрокаров (тележка с приводом от электродвигателя, питающегося от аккумуляторов, установленных на тележке).  Там же был оборудован спуск на нулевой этаж в насосную станцию, предназначенную для откачки воды из сухого дока при доковании подводной лодки.
Сухой док – выгодродка в канале с габаритными размерами: длина 102 м., ширина 10 м., глубина 8 м. Вход в док закрыт малым батопортом, через кингстоны которого осуществлялось его заполнение водой. Мощными насосами в течение 4 ч. откачивалась вода, и лодка оставалась стоять в сухом положении, дополнительно обставлялась ремонтными лесами.
Производственная часть комплекса находилась к югу от преддоковой площадки.
Здесь на площади более 1000 м2 размещались: станочный парк, участки по проверке электро и гидро оборудования подводных лодок, складские помещения, служебно-бытовые — пекарня, столовая, а также лазарет, пункты санобработки, узлы связи.
Под защитой многометровой толщи скального грунта по узкоколейной дороге к подземному причалу подвозили торпеды, артиллерийские боеприпасы и другие необходимые грузы.
В секретных подземных цехах работали от 170 до 230 человек, обслуживавших док и другие инженерные системы подземного объекта. Круглосуточную службу на входах в тоннель и возле сухого дока несли 26 человек из подразделения ВОХР. Док обслуживали 38 высококвалифицированных рабочих, группа обслуживания технических систем комплекса включала 42 человека. Численность промышленно-производственного персонала достигала 100 человек.
Расчетный срок полного ремонта ПЛ не превышал трех недель. Кроме загрузки боезапаса, подводные лодки в подземном комплексе могли подзарядить аккумуляторные батареи, пополнить запасы воды и топлива
За весь более чем 30-летний период эксплуатации объекта подземный комплекс обслужил более 200 подводных лодок, многие из которых по 2-3 раза. Рядом с подземным заводом были построены склад оружия и хранилища ядерных боеприпасов. Подземный склад для топлива, построенный в виде подземных вертикальных емкостей, позволял хранить до 9 тысяч тонн нефтепродуктов.
В 1967 году на втором этаже производственного комплекса был оборудован защищенный командный пункт (ЗКП) дивизии подводных лодок. В 1986 году рядом с ЗКП 14 ДИПЛ был оборудован запасной командный пункт штата местной обороны Севастопольского гарнизона.
Общая подземная площадь секретного завода составляла более 12 тысяч квадратных метров.
В случае ядерной опасности завод мог укрыть до тысячи человек, включая экипажи подводных лодок командный состав 14-й ДИПЛ ЧФ. Герметично закрывались все двери и люди могли находиться в убежище автономно до 30 суток. Для этого на заводе имелись склады продовольствия, система очистки воды, система вентиляционных фильтров, системы регенерации воздуха. В канале могло укрыться от 7 до 9 ПЛ, в зависимости от класса лодки.
Стоимость сооружения составила 67 миллионов неденоминированных советских рублей (по курсу до 1961 года), стоимость «начинки» и оборудования его системами жизнеобеспечения — 65 миллионов рублей.  Весь подземный комплекс с системой шлюзования, штреками и потернами, комплексом грузоподъемных механизмов, системой жизнеобеспечения и др. являлся единственным и уникальным инженерно-техническим сооружением периода «холодной войны» не только на территории бывшего СССР, но и в Европе.
И хотя Балаклавский подземный комплекс считался самым большим комбинированным противоатомным убежищем на Черном море, он не отвечал требованиям универсального объекта. Не все типы ПЛ могли войти сюда. В канале и сухом доке могли поместиться 7 средних ПЛ. Это выяснили, когда проводили комплексные учения «Юг» на Черноморском флоте в 1971 году. В основном здесь проходили докование (ремонтировались) ПЛ 613 проекта, длина корпуса, которых 76 метров, ширина 6,3 м и осадка 4,6 метра.
Когда в советское время подземный завод функционировал, все подземное пространство было хорошо освещено. Командиры подводных лодок, которым довелось, заводить сюда свои лодки рассказывали, что создавалось впечатление, будто они попадали в какую-то сказку. Казалось свет, шел из-под воды. Все это напоминало царство капитана Немо.
А вот воспоминание того, кто был здесь в 1994 году, когда завод был уже фактически покинут, но еще не разграблен: «Все системы подземного комплекса функционировали исправно, везде горел свет, работали двигатели для автоматического закрывания и открытия многотонных противоатомных дверей. Все механизмы пункта управления подводными силами ЧФ были в полной боевой готовности. Абсолютно пустые, но по-прежнему светлые просторные цеха, навсегда остановившиеся фрезерные, токарные, сверлильные станки. Казалось, все это покинуто людьми в результате внезапной катастрофы. Невольно вспоминается Чернобыль»
Подземный комплекс после раздела Черноморского флота, стоял без охраны. Поэтому трубопроводы, кабели, емкости, весь металл, даже ограждения и металлические поручни лестницы были безжалостно вырублены, вырваны «с мясом». Только кабелей было вырезано несколько десятком километров. Сухой док и сейчас затоплен. Фактически остались одни бетонные стены и многотонные герметичные двери в убежище, снять которые грабителям оказалось не под силу, а может быть, просто не успели.
С 1 июня 2003 года подземный комплекс работал как филиал Центрального музея Вооруженных сил Украины.
1 апреля 2014 года подземный комплекс стал площадкой Военно исторического музея фортификационных сооружений Российской Федерации.

История создания РТБ Балаклава

Реализация  атомного проекта Советским Союзом осуществлялась в условиях реальной опасности перерастания холодной войны в третью мировую.  
История 12-го ГУМО начинается с 4 сентября 1947 г. –  даты образования Специального отдела Генерального штаба – первого структурного подразделения в вооруженных силах, созданного в целях реализации советского атомного проекта.  К работам по созданию атомной бомбы были привлечены два ведомства – военное и атомной промышленности. Задачей Специального отдела Генерального штаба были подготовка и проведение испытаний атомной бомбы. Основным итогом его деятельности явилось создание в короткие сроки Семипалатинского ядерного полигона, на котором 29 августа 1949 г. было осуществлено первое ядерное испытание в СССР, положившее конец ядерной монополии США.
8 сентября 1949 года Директивой ГШ ВС СССР принимается решение о создании  при ГК ВМФ  6-го отдела, на которое возлагались функции контроля организации  ЯБП в ВМФ, Через год утверждается официальный статус  6-го отдела при ГК ВМФ
Ядерные боеприпасы на  РТБ  в период 1955 -1956 гг. хранились без ядерных зарядов и  нейтронных источников, поставка которых на РТБ планировалось производить в особый период сборочными бригадами объектов «С».
Совместно со сборочными бригадами   осуществлялась окончательная подготовка ядерных боеприпасов к боевому применению.
Уже с июня 1958 г. все девять центральных баз с хранящимися в них ядерными боеприпасами и личным составом Министерством среднего машиностроения были переданы МО СССР.
Эксплуатацией ядерных боеприпасов с этого момента занимались центральные базы хранения, войсковые базы ядерного оружия видов Вооруженных Сил, подвижные базы ядерного оружия видов Вооруженных Сил и войсковые части боевого применения.
До 31.12.1961 года работы по сборке ядерных боеприпасов в ВМФ СССР проводились в следующих воинских частях:
           в/ч  25026 г. Лиепая РТБ Балтийского флота
           в/ч  62047 Феодосия-13 (Симферополь-10)
           в/ч  62834 Оленегорск-2 РТБ Северного флота
           в/ч  81388 п. Дунай (Шкотово-22) РТБ Тихоокеанского флота
           в/ч  90989 Балаклава (Севастополь) РТБ Черноморского флота.

В Балаклаве была сформирована воинская часть 90989 — ремонтно-техническая база ЧФ допущенная к приему, закладке и технической эксплуатации Комиссией Министерства обороны СССР 16 июля 1959 года, которая подчинялась командующему Черноморским Флотом, а по техническим вопросам— начальнику 6-го отдела ЧФ.  Часть занималась ядерно-техническим обеспечением ударных сил Черноморского флота–кораблей и береговых ракетных полков.
Основными задачами РТБ являлись:
Прием ЯБП (ядерные боеприпасы) с центральных баз Министерства Обороны.
Хранение и техническое обслуживание ЯБП.
Подготовка к боевому применению ЯБП.
Обеспечение надводных кораблей, подводных лодок и береговых ракетных частей ЧФ ядерным оружием.
Создание новой воинской части происходило в военном городке по ул. Строительной, где в 1959 году были возведены административно-хозяйственные здания, гараж, казарма для личного состава. Вся прибывающая техника для РТБ направлялась в административно-хозяйственный городок.
В конце лета в в/ч 90989 были сформированы 2 бригады военных инженеров под командованием капитана 1 ранга Кабанова и капитан-лейтенанта Забудько. Каждая бригада состояла из 5 человек: начальника группы-старшего инженера (категория -капитан 3 ранга), 2-х инженеров группы сборки (категория капитан-лейтенант), 2-х младших инженеров (категория — старший лейтенант). Офицеры сразу направлялись на обучение в Московскую область.
В конце 1959 г. штат новой части был полностью укомплектован, на объект прибыли около 30 офицеров с полигона «Новая Земля».
Первым командиром в/ч 90989 приказом Главнокомандующим ВМФ СССР был назначен кап.1 ранга Недовесов Н.И., прибывший с полигона «Новая Земля». Помощником командира по режиму и охране РТБ был назначен капитан Исаков Геннадий Иванович, заместителем по политической части — кап.2 ранга Петров Иван Кириллович, начальником финансовой службы — старший лейтенант Лебедь Михаил Николаевич. Позже были назначены другие офицеры и мичманы: помощник командира по материально-техническому обеспечению, начальник автопарка и др.
В разное время в/ч 90989 командовали:
1. Недовесов Николай Иванович 1959-1961 гг.
2. Лукьянов Вячеслав Николаевич 1961-1964 гг.
3. Григорьев Николай Григорьевич 1964-1976 гг.
4. Савчик Сергей Сергеевич 1976-1982 гг.
5. Ламзин Анатолий Тимофеевич 1982-1986 гг.
6. Григорович Николай Леонтьевич 1986-1993 гг.
Первым заместителем командира РТБ являлся главный инженер, который непосредственно руководил всей производственной деятельностью.
В разное время главными инженерами в/ч были:
Дорохов Александр Егорович 1959 г.- 1960 г.
Кожухов Виктор Демьянович 1960 г.-1961г.
Неустроев Николай Васильевич – 1962 г.-1966 г. и 1969 г.-1973 гг.
Кашицин Иван Александрович – 1966 г.-1969 г.
Савчик Сергей Сергеевич – 1973 г.-1976 г.
Токарев Юрий Алексеевич – 1976 г. -1979 г.
Уваров Михаил Михайлович – 1979-1982 гг.
Кожухов Виктор Васильевич – 1982-1985 гг.
Гапоненко Евгений Андреевич – 1985-1988 гг.
10.Колупаев Леонид Геннадьевич – 1988-1989 гг.
11.Стекачев Александр Васильевич — 1989-1992 гг.
12.Шабанов Юрий Владимирович — 1992-1993 гг.
Учитывая высокую степень секретности нового оружия, все военнослужащие РТБ давали подписку о неразглашении государственной тайны.
В конце 1959 года произведена первая закладка ЯБП в хранилище РТБ.
После завершения строительства подземного комплекса в западном берегу Балаклавской бухты личный состав в/ч 90989 перебазировался в военный городок на западном берегу, а спецтехника и специзделия – в объект 820.
Доставка специзделий осуществлялась по железной дороге. Рельсы подходили прямо к понтонному мосту на Западном берегу Балаклавской бухты. Для соблюдения режима секретности у моря вдоль пирса и со стороны гор были установлены щиты высотой около 5 м, чтобы о проводимых мероприятиях не могли знать даже военнослужащие пограничных кораблей, стоящих в бухте.
Первые ЯБП, принятые на объект, были для ракет П-35, находящихся на вооружении ракетных крейсеров «Головко» и «Грозный». Для береговых ракетных полков поступили — ЯБП ТК25. В это же время на флот начали поступать первые подводные лодки с крылатыми ракетами на борту, в которых наряду с обычными ВВ применялись и ядерные БЧ. В 1961 г. в Балаклаве на ул. Строительной была создана в/ч 20553 — передвижная ремонтно-техническая автомобильная база (ПРТБА), для рассредоточения ЯБП по территории Крыма на полевых позициях в случае угрозы нападения или войны. Командиром ПРТБА в 1961 году был назначен кап.2 ранга Серов Василий Иванович.
За период существования в/ч, ее командирами были:
1. Полковник Карапетян А.Г. (1965-1980 гг.)
2. Капитан 1 ранга Пехов Ю.И. (1980-1985 гг.)
3. Полковник Кунин А.С. (1985-1992 гг.)
4. Полковник Попов А.А. (1992-1996 гг.)
Первые мероприятия по рассредоточению ядерного оружия были проведены в 1961 году под руководством офицера 6-го отдела Пехова Ю.И. и помощника командира в/ч 90989 по режиму и охране Исакова Г.И.
Для реализации плана учения в район пос. Черноморское прибыла подводная лодка. В течение 2-х недель личный состав ПРТБА отрабатывал варианты по обслуживанию специзделий в полевых условиях и выдаче их на боевые корабли и береговые части ЧФ.